What is value of 1 btc to usd exchange - Beaxy.com
ВЫСТАВКА ХУДОЖНИКИ БЕДНОЕ ИСКУССТВО ПЕРМЬ РЕЧНОЙ ВОКЗАЛ СЕРГЕЙ ГОРДЕЕВ ДЛЯ ПРЕССЫ IN ENGLISH
РУССКОЕ БЕДНОЕ. Выставка современного искусства. Проект Сергея Гордеева

РУССКОЕ БЕДНОЕ
ПРОЕКТ СЕРГЕЯ ГОРДЕЕВА

ПЕРМЬ, УЛ.ОРДЖОНИКИДЗЕ 2
РЕЧНОЙ ВОКЗАЛ
25 СЕНТЯБРЯ 2008

КУРАТОР - МАРАТ ГЕЛЬМАН
Художники выставки РУССКОЕ БЕДНОЕ

Дмитрий Гутов. Интересно то, что выкинуто


Международного масштаба художник Дмитрий Гутов из совершенно разнородных источников - концептуальной традиции, поиска живописного языка, интеллектуальных штудий, графического дизайна, восточной каллиграфии - создает неповторимый эстетический сплав, органичную авторскую амальгаму. Его объекты вызывают ощущение живого процесса рождения искусства. Гутов фундаментально переосмыслил предмет исследования московских концептуалистов - советскую культуру. Из ее руин он извлек наследие философа искусства Мих. Лифшица и связал его с будущим. Работы Гутова хранятся в крупнейших музеях мира, он постоянный участник главных выставок современности.

Александр Евангели



 


Родился в 1960 г. Москва.
Закончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина Академии Художеств.




Дмитрий Гутов. Луна
Иноуе Широ, (1742-1812).
Из проекта "В поисках Небесной гармонии". 2008.
Металл, сварка, 120х200 см.





Дмитрий Гутов. Памятник концу кисти
Гибон Сенгай (1750-1837).
Из проекта "В поисках Небесной гармонии". 2008.
Металл, сварка, 100х100 см.





Дмитрий Гутов. Без названия
Из проекта "В поисках Небесной гармонии". 2008.
Металл, сварка, 200х120 см.







Александр Евангели: Дима, можно ли говорить о новом этапе в связи с твоей работой в проекте "Русское бедное"?

Дмитрий Гутов: Это продолжение того, что я делал для "Документы", развитие старого проекта. Ничего принципиально нового я не прибавил. Собираю всякое металлическое старье, которое само по себе уже что-то напоминает и слегка-слегка доводится.

А.Е.: Насколько важна их мусорная материальность?

Д.Г.: Я вообще все придумал, глядя на эту ржавчину. Все ржавое, мятое, перегнутое. Ну и плюс - одержимость каллиграфией.

А.Е.: Ты уже рисовал эти почерки, шрифты, каллиграфию, для чего тебе понадобилось переводить это в жесткую брутальную форму?

Д.Г.: Дело не только в брутальности. Скорее - в трехмерности. Если брать все мои работы за много лет, если брать старые инсталляции, воланы-лески и т. д., то там все построено на том, что есть некая трехмерность, очень насыщенное пространство, в котором все живет. Поэтому когда я работаю с холстом, то мне важно его дематериализовать, что не всегда удается. А здесь - наоборот. В пространстве важно противоположное - то, что в контррельефе они становятся плоскими, то есть все время такая игра, точнее, драматургия.

А.Е.: Насколько взаимосвязано движение разных тем? Тема легкости и тяжести, каллиграфия - у них своя драматургия, собственный путь, они сплетаются в произведение, в каждом произведении заявляется какая-то их взаимосвязь. Но насколько сами эти пути автономны?

Д.Г.: Графический и металлический? Проблема в том, что каждый раз остается некая неудовлетворенность, что не достигнут необходимый синтез, поэтому каждый раз ищется другая форма.

А.Е.: "Бедное" - это слово, которое не только вещественно, но и этично. Твой проект, как я понимаю, заряжен похожим мерцанием?

Д.Г.: За основу взяты эти бедные несчастные заборы у меня в Кузьминках, они с детства меня интересовали. В советское время был самозахват участков, горожане выращивали морковку, лучок там, укропчик и тащили к себе на участки всякую хрень, обносили их, чтобы защитить. Это их двух-трехметровые заборы, которые они вручную переплетали без автогенов, причем так, что ты не можешь его разобрать, зайти туда, замок висит - на такой же двери. На это сложное переплетение я уже смотрел как на каллиграфию.


А.Е.: Понятно ли тебе искушение дорогими материалами?

Д.Г.: Иногда у меня есть какая-то любовь к дорогим материалам, знаешь, вот икона - сусальным золотом покрыта, или что-нибудь хорошо обработано. Есть иногда желание, чтобы было золото, брюлики, - оно внутри живет… но что-то не могу я с этим работать, душа не лежит. Особенно в условиях всех этих черепушек брильянтовых. Хочется, конечно, совсем другого. Кроме того, меня помойки с детства интересовали, надо сказать.

А.Е.: У меня нет ощущения, что ты строил свою эстетику из интереса к помойкам.

Д.Г.: Ну, помойка - это не в кабаковском смысле. Помнишь ли ты, у меня была выставка "Народ лукав", где я показал деревянный забор, на одной из первых выставок, до Арт-Москвы что-то было в малом Манеже. Я там собрал разрушающийся деревянный забор. Меня очень интересует распадающееся, то, за что хочется заступиться. Образы ведь медленно создаются.

А.Е.: В том, что ты делаешь, я не нахожу образов медиа - журналы и телевизоры для тебя отсутствуют как реальность. А что существует?

Д.Г.: Существуют две вещи: реальная человеческая жизнь, вот эти заборчики и люди, что борются за существование как могут, - и существует вечная классика. А между этими двумя вещами уже нет ничего.

А.Е.: Поражает упорная инструментализация бедного материала, мусора. Настойчивость, с которой художники утверждают его необязательность, когда говорят: это просто материал, с которым удобно работать, - приходит в вопиющее противоречие со всей их выстроенной на этом материале эстетикой, для которой материал, очевидно, неслучаен. Мне интересен разрыв между тем, на чем художники настаивают, и тем, что они делают. А на чем настаиваешь ты?

Д.Г.: Я вообще люблю все жалкое, выброшенное на помойку. Лифшица, например. Мне интересно то, что выкинуто - во всех отношениях, тотально.

А.Е.: В этом смысле люди, строящие заборчики, оказываются для тебя вполне эстетическим материалом, прости за цинизм?

Д.Г.: Плюс эти железки, которые они находят. Я просто люблю эти темы и сюжеты. А когда это уже заценено как материал, типа золото-брюлики, я испытываю огромное внутреннее сопротивление. То есть можно посмотреть статуэтку из глины, а можно - работы из золота или серебра. Моя симпатия будет на стороне глины или деревяшки.


ИЗБРАННЫЕ ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ

2008 Б/У. Галерея М&Ю Гельман, Москва
2006 За правильное движение запястья. Галерея М. Гельмана, Москва
Повтор, канон, возврат, замедление, оцепенение. Государственная Третьяковская Галерея, Москва
"Оттепель", Галерея Нина Лумер, Милан
2005 Эксцесс незаинтересованного созерцания. Клуб Синефантом, кинотеатр Фитиль, 10.08.2005
Глубокий синий цвет его кожи свидетельствует о высокой степени самоуглубленности. Matthew Bown Gallery, London
Все, что я создал до 70, не считается. Галерея М. Гельмана, Москва
2004 Разговор о неясных путях кисти (совместно с К. Бохоровым). Fine Art Gallery, Москва
2003 Я чужой на этом празднике жизни. Moscow Fine Art, Москва
2002 Мама, Папа & Лига Чемпионов. Галерея М. Гельмана, Москва
2001 Мама, Папа и телевизор. Галерея М. Гельмана, Москва
1999 Зарядка. Галерея М. Гельмана, Москва 1998 - Урюпинск. Фотобиеннале 98, Москва
1996 Дилетантизм в искусстве. Галерея М. Гельмана, Москва
1995 Михаил Лифшиц - 90 лет со дня рождения. Центр современного искусства (ЦСИ), Москва
1994 Над черной грязью. Галерея Риджина, Москва
1993 Портреты. Акция, Галерея Риджина, Москва
1991 Мелочи нашей жизни. Галерея в Трехпрудном переулке, Москва


ИЗБРАННЫЕ ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

2008 Русское Бедное. Проект Сергея Гордеева. Куратор - Марат Гельман. Речной Вокзал, Пермь
Арт-Москва 2008. Международная ярмарка современного искусства. ЦДХ, Москва
Места для героев - Каждый герой для себя. Виануова, Флоренция
Оттепель. 15 лет Галерее М. Гельмана. Chelsea Art Museum, Нью-Йорк
ARCO'08, Мадрид
2007 Документа 12, Кассель
Венецианская биеннале, Венеция
FIAC'07, Cour Carre du Louvre, Париж
Дневник художника. Специальный проект фонда М. Гельмана в рамках 2 Московской биеннале современного искусства. ЦДХ, Москва
Оттепель. 15 лет Галерее М. Гельмана. Государственный Русский Музей, Санкт-Петербург
2006 Russia 2. Bad News from Russia. WHITE BOX, Нью Йорк
2005 Россия 2. Проект Галереи Гельмана. 1я Московская биеннале современного искусства
2004 Феноменология консервной банки. Stella Art Gallery, Москва, 2003 Новое начало. Современное искусство из Москвы. Кунстхалле, Дюссельдорф
Берлин Москва. Мартин-Гропиус-Бау. Берлин
2002 Мастерские Арт-Москвы, Центральный дом художника, Москва
25 Bienal de Sao Paulo, Iconografias Metropolitanas, Бразилия
2001 Русское безумие. первая валенсийская биенале, Las Atarazanas, Валенсия
Русское безумие-2. Watermill, Нью-Йорк
2000 Деликатный, сладкий вкус. Библиотека университета, Варшава
1999 ACT 99. Art-Communication Tour. Линц, Австрия. Москва
Crashlanding @ Moscow. Импровизационный проект - Мег Стюарт, Москва
1998-2000 Praeprintium. Moskauer Buecher aus dem Samizdat. Государственная библиотека, Берлин, Бремен, Грац, Вена1998 - Арт-Москва. Малый Манеж, Москва
Фауна. Новый Манеж, ГЦСИ, Москва
1997 Компромат. Галерея М. Гельмана, Москва
1996 Interpol. Стокгольм
Manifesta I. Роттердам
1995 XLVI Biennale di Venezia. Русский павильон, Венеция
Документа-Халле, Кассель; Государственный музей Линденау, Альтенбург,
Ergebnis. Galerie am Marstall, Берлин
О прекрасном. Галерея Риджина, Москва
1994 Гамбургский проект. ЦСИ, Москва
2nd Cetinjski Biennial. Цетине, Черногория
1993 Trio acoustico: (А. Осмоловский, Д. Гутов, Ю. Лейдерман). Центр современного искусства, Тур
1992 Вопросы Искусства. L Галерея, Москва
3rd International Istanbul Biennial. Стамбул
1989 Недорогое Искусство. Первая Галерея, Москва



ВЫСТАВКА ХУДОЖНИКИ БЕДНОЕ ИСКУССТВО ПЕРМЬ РЕЧНОЙ ВОКЗАЛ СЕРГЕЙ ГОРДЕЕВ
Дизайн и разработка сайта fasheye.com